Карта Хогвартса Гриффиндор Слизерин Когтевран Пуффендуй


ЛК закрыты. Каникулы. Подводятся итоги


ПС: Поэтическое Сражение

Работы принимаются до 5 декабря


АвторСообщение
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:05. Заголовок: мой скромный вклад в фонд мировой бредятины (Den Chall.enger)


как может быть кто-то знает, я уже пробовал себя в роли игрока слов в другой теме, но теперь хочу забыть о ней подольше.))
теперь же хочу начать по-другому



сегодня я хочу предложить вам два стишка, серьезных и не очень.

прошу запомнить, что превое произведение ничем кроме шутки не является))

Поэма о Дионисе:))

Великий бог Диманус Взрыводелус влюбился в дочь Эллыкского шамана, Глохидию Гадмановну с Кургана.
Любую чушь исполнить обязался,
И в том великим Хлором бог поклялся.

Богине Лере это было не по нраву,
Задумала та страшную расправу.
Явилася тут к девушке богиня:
«А попроси-ка нитроглицерина».

Глохидия умом не отличалась
И Взрыводелусу в «желании» призналась.
И вмиг ее мечта сбылась,
Но вдруг в руках бутылка затряслась.

Померк весь свет, раздался взрыв,
И где-то что-то пролетело.
И появился Дионис,
Но слаб он был душой и телом.
Глохидию контузило конкретно,
И придушила ее Лера незаметно.

А бог забрал задохлика Дениса
(Ой, я не помню, может Диониса).
Но отцом наш бог был слабым,
Идей в нем не было кромь чтенья «Иллиады».
Раз, синтезирую этиловый эфир,
Чтоб не мешался сын, заслал его в Сибирь.

Парень подрос, окреп и возмужал,
Но тут отец учителя прислал:
Больного, старого безумного Максима
(любителя понюхать керосина).

И начался для Диониса ад,
И ворох областных олимпиад.
Но нашел он выход из Тартара
(бочонков десять дал кой-кому задаром).

И стал здесь бог нахальным и отвязным,
И стал он виноделом классным.


второе стихотворение более серьезное и продолжительное))

Игрок

Бывает же такое, вот
Чувства из себя играешь,
И держат зрители живот
И все на веру принимают.

А как до жизни речь дойдет,
С привычки ты переживаешь,
Тебя ничто уж не проймет,
Хвост искренности тут не поймаешь.

Чувства первые, любовь,
Сердце ноет и страдает,
Или счастливо поет,
Средь люда разное бывает.

Как долго думал я об том
В темной комнате ночами
И представлял себе день тот,
Как встану между дураками.

Скучна была всю жизнь моя,
И перемен желал я втайне,
То рыскал белого коня,
То в форточки хотел бросать цветами.

И вот сбылось – я вродь влюблен,
И боюсь признаться в этом,
Зовет к улыбке теплый взор,
Хочу я быть любви поэтом.

Но скромность рядом с ней моя
Была ей явно не по нраву,
Прошли два целых дня вранья
Перед любовью к хулигану.

Того я парня не корю,
Он славный малый, не скрываю,
Помог открыть мне правду всю.
Его я выбор понимаю.

Странней всего же было то,
Что нет в душе моей раздора,
Я стал свободен как орел,
Летящий берегом залива.

И дело было мне смешно,
Хоть и надо было плакать.
Она вся в нервах, как в кино,
Была красней из супа рака.

Ей было трудно, мне легко,
Сердце, правда, глухо билось.
И, потеряв вконец покой,
Сказать заветное решилась.

Искала горе, боль во мне,
Но я лишь был чуть-чуть обижен,
Что-то твердила мне она,
Но я не слушал – просто вышел.

Тревога била по челу:
Почему же нет страданья?
Спокойно сердцу моему,
Песчинка лишь разачарованья.

Давно ль обманывался так,
Актер ненужного спектакля,
Как долго верил я в аншлаг,
А играл в пустой театр?!

Сейчас я только осознал,
Что чувства не было в помине,
Иллюзию я лишь играл
И улыбался как в витрине.

Искусный просто я игрок,
И нету искреннего смеха,
И хоть старался сколько мог,
Не чувство вышло, так – потеха.

Теперь я как степной орел
Над страстями парю как птица,
Лишь радость злобная порой
Просит куда-нибудь излиться.

заранее спасибо за внимание))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]


Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:05. Заголовок: эти самые последние..



эти самые последние, пишу я не так часто))
а если хотелось бы посмотреть последние, здесь где-то должна быть темка "творчество из меня рвется наружу" или что-то в этом роде))

а теперь будем оправдывать название. признаюсь после написания и прочтения этого стишка я на полном серьезе пошел мерить температуру, благо что грипп на заваленном недавним снегом дворе. в общем читайте лучше сами, может хоть вы что-нибудь подскажете))

***
Стоим мы с тобой на разных краях
Нескончаемой бездны, нерушимой как горы,
Неслышны слова, видны только взоры
И внеземной темноты пелена.

Здесь можно дышать одной только Тьмой,
Воздуха нет, хотя нам безразлично.
Большое отличье между мной и тобой:
Я кашляю в муках, тебе это привычно.

Для обычных людей пропасти нет,
Но это не облегчает задачи.
Ты вышла из Тьмы, я все еще Сер,
Непреодолима преграда, хоть и нереальна.

Не нами построена Бездна сия,
И эту пропасть перейти невозможно.
Нам это сказали Боги Тьмы и Огня,
Две высшие силы закрыли возможность.

Но кто это дал им право судить?!
Зачем Они ставят своим слугам препоны?!
Не хочу знать свой Путь, хочу просто жить,
И мне плевать на все их Законы!
Я пройду эту бездну, пройду во весь,
Потому что я этой дырки сильнее.
Я просто возьму и построю свой Мост,
Бесконечный мост из серых камней.

Ты не веришь в возможность пройти чрез Предел?
С ума может сошел я? Не разберешь…
Я пройду к тебе и скажу, что хотел,
И, я уверен, меня ты поймешь.

Тьма своей черной леденящей рукой
Тянет все вниз, за парапет.
За моими плечами рушится мост,
Пути назад мне давно уже нет.

И тут серый пепел полетел словно снег
И, шурша по камням, прилип он ко Тьме.
Серый пепел, спутник огня и побед,
В золу Тьму обратив, помог этим он мне.

Небеса вскипятил Белый огонь,
Для защиты нет ни умений, ни сил.
Сомкнулась мгла щитом надо мной.
Ты помогла, хотя я не просил.


Я стою от тебя всего в двух шагах,
Тьму, Огонь я прошел, я себя победил,
Мне осталось шагнуть один только шаг,
Но тяжелее, чем сотни этот один.

Мы молча стояли, слова не нужны,
Я просто поймал твой пронзительный взгляд
И понял: ты та, кого полюбил
Я, может быть, и вечность назад.

Навстречу ко мне ты сделала шаг,
Мы сидели обнявшись в облаке тьмы.
Может быть, в одиночку я просто слабак,
Но вместе мы непомерно сильны.


Против порядков, назло их богам,
Все преграды прошли ради любви.
Друг друга найти смогли они Там
И стали легендой здесь, в мире Земли.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:06. Заголовок: что ж как может быть..


что ж как может быть кто-то знает, я тут пытался одну книжку писать, но потом как-то все сошло на нет. теперь у меня более новый вид данного произведения, у которого еще нет названия.

ПРОЛОГ, или что-то вроде того, точнее первая часть пролога))

Дзыынь - дзыынь. Разрывающий уши звонок телефона советских времен разносится по квартире. Надо открывать глаза. М-да, кнопки клавиатуры от близкого рассматривания чище не стали. Придется отрывать многострадальную физиономию от замусоленных кнопок. Еле встал. Спина болит!
А телефон до сих пор уничтожает мои ушные перепонки. Значит кому-то, кто знает, что я дома, приспичило мне позвонить. Выбор небольшой: родители или Вован. Десять часов. Родители не такие изверги, чтобы будить меня в такую рань в каникулы. Следовательно, Вован. Идем на звук с другого конца квартиры. Родители специально не покупают новый телефон, от другого звука я не проснусь. Денег и власти, чтобы каждый день стрелять из пушки у нас не хватит. Масштаб не тот. О, вот и телефон. Заранее зевнув, беру трубку:
- Привет, Вовик. – знаю, что не сильно нравится, да назло. На этом моя месть, в принципе, и остановилась.
- У тебя удивительно бодрый голос для человека, заснувшего в седьмом часу. – даа, тоже за словом в карман не полезет, за что и уважаю. Самое обидное то, что знает особенности телефона, но свое черное дело все равно делает.
- Надеюсь, ты звонишь не для того, чтобы пожелать мне доброго утра.
-А почему бы нет?
- не больно то оно доброе.
Вежливый смех. Пауза.
- Но ты угадал. Я без угрызений совести (наблюдалась бы) продал тебя со всеми потрохами и дипломом художки одному старичку. Мне нужно, чтобы ты сделал ему несколько иллюстраций к книге.
- хм. Необычное предложение. А ты уверен в том, что старику понравится?
- На все сто пятьдесят. С твоим-то талантом…
- допустим. Но неужели ты задаром помог другу? Какие дополнительные условия, комиссионные?
- Пустяк, - по интонации я представил, как Вовик махнул рукой. Некоторое молчание. – только стольник (узнаю друга, без выгоды не уйдет)… Слушай, у меня и правда доп условия. Вернее одно. Его прекрасная дочь.- если он на таком «сленге» заговорил, то серьезно.
- ладно, будем считать это актом благотворительности.
На другом конце заметное оживление.
- Тогда у Захарыча через час?
- Так встреча уже оговорена?! Ну ты и проныра! Ну и бестия!
Уже искренний смех.
Но это уже догадки. Сказав последнюю фразу, ложу трубку. Времени маловато. Начинаем бурную деятельность.

* * *

Выходить придется за полчаса: надо много купить, а то принадлежностей для рисования уже давно не осталось. Да, давно я не рисовал. Последний взгляд в зеркало: обычный, довольно опрятный паренек лет 15, волосы почти черные (некоторые думают, что совсем черные), глаза сине-серые.
А вот и знакомый магазинчик. Удивительно, как в нашем небольшом захолустье появился магазин с профессиональными материалами для художников. Настоящих покупателей продавец знает по именам. И, как всегда, рад встрече. Что ж, теперь я готов к прогулке до кафе. В маленьком городке таких заведений на перечет, и все они известны и имеют свою репутацию в молодежных кругах. Захарыч владеет одним из самых популярных по приемлемой цене и вкусу блюд.

* * *
Через пятнадцать минут подхожу к кафе. Без двух одиннадцать. Хм, сама пунктуальность.
За летними столиками никого, только две почти спящие от скуки девушки, тянущие какой-то сок. При моем появлении немного оживились, но мне точно не до того, прохожу сразу внутрь, тараня дверь как танк. Мельком вижу, что девушки вернулись в свое прежнее состояние, только лица как бы с улыбками на всякий случай.
В кафе пооживленнее. На улице июльская жара, здесь люди спасаются вентилятором, натужно охлаждающим воздух. Но Вована трудно не заметить.
Он сидит в кампании типа, который расположился спиной к двери. Наверное, чтобы меня сразу не испугать. С легкой ухмылкой я кивнул Вовану. Когда я подошел к столику, мое лицо вежливо улыбалось. Отодвинув третий стул, я присел, не поднимая глаз. Начал рассматривать меню с довольно рассеянным видом. Вовка под столом толкнул меня коленом, чтобы я помолчал, и начал обсуждать мой заказ с подошедшей официанткой, оказавшейся нашей бывшей одноклассницей. Я приветливо кивнул, решив пока что ничего не говорить.
Когда Наташка ушла, я поднял глаза. Теперь понятно, почему он сидел спиной. Я считаю себя хорошим физиономистом. Этот тип мне определенно не понравился, хотя я это скрыл от его глаз.
Говорят, у меня цепляющий, пронизывающий взгляд. Не знаю, но под моим взглядом он как-то сразу сдулся. Маленькие свинячьи глазки начали бегать, ни на секунду не задерживаясь на одном месте. На лбу появилась холодная испарина. Эге, с чего бы ему меня бояться? Чувствуя, что он сейчас взорвется, я перевел взгляд на Наташу, подошедшую с моей минералкой и шоколадным мороженым. Вовка знал, что я предпочитаю. Все свое внимание я сосредоточил на мороженом, играя роль незаинтересованного лица.
- Э-э… Денис, я слышал, что вы любите рисовать?
- Ваши источники верны.
Я, конечно, прихватил парочку работ для показа, но я почти уверен в том, что Вовка показывал что-нибудь из того, что я ему дарил.
- Тогда не могли бы вы иллюстрировать одно произведение?
- Сколько?
Он замялся в непонимании.
- Сколько нужно иллюстраций?
- ах, на ваше усмотрение. Вот аванс.
Вместе с пятисоткой и стопкой листов в папке (неплохо) он дал визитку. Я вопросительно изогнул бровь.
- Позвоните после завершения.
После этого он встал и, стараясь скрыть спешку, вышел.
- Я думал, он оплатит, - обиженно протянул Вовка.
- Я заплачу, но никаких комиссионных.
По блеснувшим глазам я понял, что угадал.






Книга оказалась поразительной. Я так и видел сходящиеся под желтоватым небом армады, слышал свист птиц в лесу, чувствовал порывы ледяного ветра. Стоп, с чего бы я заговорил таким странным языком?
Не найдя ответа, я посмотрел на часы. Три часа ночи?! Я ж еще до полудня как сел за чтение после завтрака, так от книги не отрывался. Я потянулся, вызвав судорогу в животе. Надо чего-нибудь перекусить. Чувствую, мне уже не заснуть. Где же карандаш?
Я был доволен собой. Пятнадцать прекрасных работ, ни одной запорченной, позы как живые, даже соотвествием света и тени мой придирчивый взгляд остался доволен. Вот эскадрон Парящих, вот Златобокие, средневековые замки с балюстрадами… в общем все, что нужно. Теперь нужно хотя бы часик заснуть, а то даже выключатель перед глазами расплывается…


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:06. Заголовок: теперь настала очере..


теперь настала очередь второй части пролога, самая небольшая))


Наконец-то этот парень заснул. Не нравится что-то этот старикашка с его просьбой. Не парнишки же он боится?! Конечно, под этим странным взглядом трудно оставаться спокойным, у него однажды чуть вся легенда не полетела, но этот только что в штаны не наложил.
Как скоро это уже будут не мои проблемы! Теплое местечко в глубине Обители мне больше по душе. Осталось уже только два месяца. И я покину эту ненавистный барак. Да под открытым небом жить и то удобнее, чем после каждого возвращения ощущать эту атмосферу скандалов, пьянок и… что-то сегодня не то. Но что же? Точно, в моей комнате кто-то живой и очень хорошо мне знакомый, только непонятно кто, мысли расплываются, торможу… Черт, откуда здесь мент-щит?
Долбанутая дверь даже не взломана, да и чего ждать от… но здесь же их нет! Не оттуда же они пришли? Где же ключ?! Хрр-ррр, разозлили. Почему дверь такая хлипкая? О чем думаешь, дубина. Ох уж эти барьеры!
Щас я… сейчас я… челюсть только захлопну, а то у меня мух много. Спина еле-еле нашла косяк. Исполнитель, зашли нас в Черные миры… звук, как будто кто-то отрывисто дует в трубу. Ржешь, значит…
- Какого ты сюда пришел?
-Здорово мозговикам! Жрать хочешь?
Только сейчас я заметил кучу из костей и замызганной одежды. Смотри ж, бомжа оприходовал. А то, что это в моем доме все осталось, не его забота. Кто ж этих дубин придумал?!
- Лады, складывай вещички и при к близлежащему бублику.
Во как горловину канала назвал. Стоп, ЧЕГОО?!
- Пахан тебя видеть хочет.
- А как же еще два месяца?
- Считай амнистией за примерное поведение. – опять разламывающий уши хохот. А и пошел он со своей луженой глоткой. Но к бублику пошел все-таки я.

- Но у него нет никаких опасных способностей! Блудник привил ему талант к слову, не более того! А с памятью на это у него совсем нелады!
- Как раз это мы и хотим проверить. – невозмутимо произнес мой собеседник, учитель, господин и … создатель. Как ни горько признавать своим создателем трехметрового громилу в короне рогов, кровожадного как вождь Подводных царств. Но в уме ему не откажешь. Вот и сейчас у него был какой-то план.
- Так тот замухрыжка и есть проверка?! – ошеломленно выдохнул я. Меня уже ни во что не ставят.
- Это уже не твое дело. – холодно бросил собеседник.
Я не смог смириться с таким неучтением моих способностей. Непроизвольно я упрямо наклонил голову, что придавало мне угрюмый и чуть угрожающий вид. Я хотел что-то сказать, но тут послышался голос, пробежавшийся морозом по моим закрылкам.
- Ты осмеливаешься оспаривать МОИ планы?!
Но профессиональная гордость завладела мной. Ведь именно я выслеживал этого блудника по временам черт знает скольких миров, ведь это я целые 6 лет провозился с мальчишкой, не отрываясь ни на минуту… погруженный в свои мысли, я не замечал собеседника до тех пор, пока над моей головой не послышалось шипение:
- А может ты еще скажешь, что меня нужно уже менять?!- голос превратился в раскаты грома. – Ты всегда был сам по себе, но такое я не прощаю…
Я еле успел на уровне рефлексов увернуться от мощных когтей и сейчас пятился. Неужели я правда так влип, ведь он телепат тот еще! Вдруг я понял, КУДА я отступаю. Бешенным рывком я хотел сменить направление, но тут я попал на когти Главного. Насадив меня на них как бабочку на булавку, он с силой кинул меня туда, в пролом Смерти, где на дне бултыхалась лавообразная субстанция, от которой нет спасения. Даже инферно боятся прикоснуться к ней. Именно сюда скидывают наши остатки. Именно из нее мы появляемся. Здесь родился, здесь и умру. Лава переливалась красным, оттуда вырывались звуки на непонятном языке и некая мощь. Неожиданно я понял то, что уже несколько тысячелетий разыскивал по всем мирам наш создатель. Это же у него под ногами!!! В падении я смог расхохотаться. Но тут меня скрутил болевой шок. Последним я вспомнил лицо моего подопечного. Потом была алая тьма…

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:06. Заголовок: предпоследняя часть ..


предпоследняя часть получившегося рассказика


Легкий снежок кружится, оседает на ветвях деревьев. Дышится легко, морозец пробуждает чувство бодрости и огромных сил. Стоп, но вчера же было лето! Смотрю под ноги – ну точно, эти «Карелы», подаренные мне в 12 лет, я никогда не забуду. Бррр, как в кошмарном сне. Хех, да это же кошмар и есть! Ну что ж, вид от первого лица, да только уже ничего не изменишь, да и без изменений до сих пор мороз по коже. Такое ощущение, будто вселился в кого-то (тоже мне сказал, в себя, конечно), видеть видишь, а поделать ничего не можешь.
Вот опять мне 12 лет, качусь на недавно подаренных лыжах. Как я ненавижу такие детальные кошмары! Поворот на восьмисотку, привычный поворот головы, чтобы посмотреть, не едет ли кто… хотя я только гость, меня тоже щедро обволакивает черная пелена страха… в метрах пятнадцати от меня под гору бежал вниз огромный, полтора метра в холке, белый уссурийский тигр! Как он здесь оказался? Но меня никто не слушал. В мозгу в такт бешеным скачкам сердца так и звучало: «Бежать!!! Бежать!!! Не падать!!!»
Это пусть говорят, что к хищнику нельзя поворачиваться спиной, надо смело стоять и пялиться в чужие глаза. Чувствую я, что они это могут только с хорошим дробом за спиной или у себя в кабинете перед чучелом. В реале же, когда сталкиваешься с тушей мышц и когтей, которая в два раза тяжелее тебя самого, долго не простоишь. Так что лучше бежать сразу и побыстрее. И у меня Я уже отвернулся, как в моем нынешнем сознании (вот же каламбур с этим переселением душ) вспыхнула мысль, которой не было место в голове: «Через него снежинки видно!!! Тигр … полупрозрачный?» Но тогда что это значит, может, это глюки были, а может, тигр – призрак?! Но тогда зачем он за мной гонится?!
Резкий поворот, вроде скрылся, но на таком склоне падать никак нельзя. Но мысли упорно стремились к призраку, все равно тело само работало. А вдруг призрак не за мной гонялся?! Тогда почему…
В это время тело слишком с остаточным эффектом инерции слишком быстро разогналось, а впереди очень опасный поворот. На такой скорости главное ни в кого не врезаться. Не буду же я объяснять, что тигра увидел! А в то время сон повторял реальные события. Поворачиваю голову при повороте, и тело цепенеет. Тигр или что там еще, находящий в метре от меня, прыгает в мою сторону. Я не справляюсь с поворотом, вылетаю с трассы. Первый кувырок, ветка по лицу, а пень здесь откуда?! Главное на реку не вылететь. Еще несколько болезненных кувырков и страшный, до потемнения в глазах удар, скорее всего в пень…

Вместо того, чтобы классически проснуться в холодном поту и с круглыми глазами, я почему-то вновь в событиях четырехлетней давности, так как тело почти совсем онемело от долгого лежания на льду и страшно болит треснутая кость руки, самая коварная травма.
С огромным усилием открываю глаза. Необычное зрелище. Стоп. Но ведь я тогда, четыре года назад очнулся уже в больнице! Что же это получается! Оставим ненужные мысли, главное сейчас движение.
Пробую встать, слышу отрывистый треск льда, падаю плашмя на лед и оглядываюсь, причем мои глаза становятся размером с пятаки. Если бы во мне осталасть хоть капля жидкости, меня бы прошиб пот. Я лежал в 20 сантиметрах от большой полыни, причем без лыж. Хотя я помню, что лыжи не появлялись больше в моей жизни, поэтому сейчас просто про них забудем. Ползком, почти по-пластунски, если учесть травмированную руку. От движения открылась рана на лбу. У меня лоб крепкий, не треснул, зато садануло будь здоров, до сегодняшнего, в смысле когда мне 16, дня голова иногда кружится. Здоровой рукой вытер глаза. Еще пять метров. Позади лопнул лед. Только этого не хватало. Я не оглядывался, тем более я знал, что выберусь. Никогда еще так не был рад сугробам, в которые проваливаешься по пояс. Теперь наверх…
Сознание несколько раз почти ускользало из тела. Как хочется пить, но снег есть нельзя, а то будет что-нибудь типа пневмонии, а у меня и так там болячек хватало. Мир расплывался перед глазами, куда-то ускользал…
Опять через силу открыл глаза. Опа, дверь! Даже на четвереньки встать не могу, просто ползу. Здоровой (а какая больная) тянусь к двери успеваю два раза стукнуть, пред тем как меня охватывает полное бессилие. Успеваю услышать чьи-то шаги и засыпаю, зная, что я дошел…

- Здравствуйте, ваша просьба насчет рисунков выполнена, – с детства ненавижу представляться или объяснять причину звонка. Система, когда тебя должен представить кто-нибудь другой, кажется мне более функциональной. До сих пор ненавижу три вещи: звонить по телефону, спать (эта физиологическая потребность является полной тратой времени), и когда спрашивают: «Ты все уроки сделал?». К счастью, последнее не используется примерно с начала средней школы.

- Эээ, уже так быстро? – уверенный голос собеседника в начале разговора неожиданно перешел в нечто невнятное. Что я так похож на Франкенштейна?
- Когда мне вам это отдать? – довольно резко спросил я.
- Завтра, я думаю…
Совершенно странный ответ. Еще Вован мне говорил, что по понедельникам у этого милого существа целый день лекций.
- Когда и где? – вот уж никогда бы не подумал, что буду кого-то допрашивать.
- В шесть заедете ко мне, адрес на визитке – промямлил этот типчик и нервно (с первого раза не попал) бросил трубку.
Я пожал плечами и задумчиво опустил руку к аппарату, положил трубку на рычаг. Думал я о сегодняшнем сне, фактически начавшемся четыре года назад. Тогда я рассказал все свои приключения (помнил я исключительно до полета с трассы), но все приняли это за бред, благо головой приложился я хорошо. Потом я все осмыслил и оставил при себе. Своей памяти я верил безоговорочно, и, как видно, не зря, судя по достоверности сна. Но здесь больше вопросов, чем ответов.
Откуда этот тигр, и призрак ли он? Хотя, если подумать, зверь прыгнул так, чтобы встретиться с моим телом. Но с той стороны удара не было, я помню, да и если бы такая туша со мной встретилась, меня бы просто придавило, и я бы с трассы не вылетел. Тогда получается, что это призрак, но тогда какого он на меня прыгал?! И почему было такое ощущение настоящего во сне?
Бррр, начинает болеть голова. Конечно, какому мальчишке не хотелось быть героем необычных приключений. Но насколько я помню, герои при перемещении сквозь время использовали то ментальные способности, то приборы, то еще какую-нибудь чертовщину, но нигде не написано, что человек изменяет свое прошлое во сне (в транс я входить не умею точно)! Но даже если со мной случилось что-то необычное, потом же это тоже должно как-то отражаться. Всегда приходит какой-нибудь «доброжелатель» и доходчиво объясняет, во что ты вляпался. У меня же потом ничего необычного не было.
«Так ли не было?» - прошелестела ехидная мысль. Все-таки было. Были целых четыре года сплошных перемен. Признаем это. За четыре года я из тихого мальчика, любившего читать сначала «Властелина Колец», а потом и более серьезные произведения, превратился в себя нынешнего. Циничного, независимого подростка себе на уме. Я точно также люблю читать и заигрываюсь в игры в стиле фэнтези. Изменилось мое отношение к людям. Прямая осанка, ироничный, оценивающий взгляд.
Еще как только я вышел из больницы, я заметил, что «крутые парни» школьного значения, которые часто ржут неизвестно по какому поводу над такими, как был я, постепенно перестали выбирать меня объектом насмешек и глупых вопросов. Эти и другие мелочи сами по себе, в цельной картине превращались во что-то необычное.
Нет, это все совпадения. Я судорожно сел. Меня обуял страх, похожий на детский страх перед темнотой. Такое же ощущение, что сейчас кто-нибудь вылезет и слопает тебя. Мне стало по-настоящему, до истерики, страшно, потому что обычно в фэнтези все было, как в некоторой крупной игре: или ты достаточно важен для того, чтобы тебя ввели в курс игры, или ты просто пешка. А мне очень не хотелось быть съеденной пешкой.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:07. Заголовок: ну а теперь заключит..


ну а теперь заключительная часть пролога (простите за каламбур)))

Что-то я начинаю сильно много внимания уделять этому парнишке из забытой планетки. Взгляд наткнулся на этих двух лепечущих непонятно что лизоблюдов. Эксперты, Молот Ашдиса! Полчаса толком сказать ничего не могут! Видители, пацан принес на встречу только половину, да и то по ним ничего сказать нельзя. Сопляки!
- Ну и!!! – я невольно повысил голос.
С выражением слепого ужаса один из этих самых хилых представителей своей мозговитой расы бухнулся на колени и прокричал.
- Господин мой! Уверены мы по многим признакам, что в этом живом теле притаился чужой дух, побывавший в… - заметив раздраженный взгляд, он поперхнулся и вдруг твердо продолжил. – Но мы не сможем определить опасность данного проявления без дополнительных материалов.
Отродье пролома Смерти! Я не удержался от удара по подлокотнику. Нервы, нервы уже не стальные канаты как в молодости. И все из-за этого обнаглевшего вселившегося полосатого зверья эктоплазменного! Это дело приносит ему больше убытков, чем все остальные в период за 15 лет! Начиная от сошедшего с ума самого лучшего агента-аналитика и кончая тем, что у него самого скоро начнется истерика!!! Ну что ж, подождем. Не так уж долго и осталось.

Я преодолел свои страхи и позвонил. Вместо профессора открыла довольно красивая девушка. Против своего обыкновения я неожиданно опешил и еле успел поймать начинающую отваливаться челюсть, как бы задумчиво потирая подбородок. Но вот через секунду я ощутил способность внятно говорить.
- Здравствуйте! Возможно мне увидеть хозяина дома?
- А хозяйка вам не подойдет?
Я как бы задумался, а потом призналсяс полувиноватой улыбкой.
- Даже не догадываюсь.
Послышался звонкий смех. Дочь профессора (как хорошо, что она не пошла в отца) посторонилась, чтобы я мог войти.
- Присаживайтесь. Чай будет готов через пять минут. – прощебетала она и упорхнула куда-то, решив не слушать мой ответ. Мдаа.
Появился мой знакомый тип. Я протянул ему рисунки. Он что-то буркнув насчет денег скрылся туда, откуда вышел. Раздались приглушенные голоса. Наверное, они не знали, что у меня очень чуткий слух.
- Как интересно… Смотри, пряжки настоящие… герб Орнуэлов… однозначно наличие четкой памяти…
Бубнящий голос перекрылся почти рыком:
- Значит, опасен?!
- нет, вы не так поняли…
Голос профессора:
- Я не позволю в своей квартире…
Голос прервался, переходя в некий булькающий звук. Я неожиданно осознал, что Это было. Бежать, бежать! Я почему-то бросился к тумбочке, чтобы взять мой зонт, на которой, как на туалетном столике стояла разная парфюмерия и пепельница с еще не остывшей сигаретой. Вдруг я почувствовал чужое присутствие. Резко развернувшись, я застыл, прижавшись к тумбочке спиной.
Передо мной стояло нечто. Хотя я неправ. Я знал кто это. Передо мной стоял классический демон, уменьшенная (два с половиной метра ростом) копия главного злодея в Diablo. Коричневатая кожа, страшные когти на руках, рога и перепончатые крылья, маленькая башка украшена нешуточной пастью, размером сравнимой с баскетбольным кольцом. Время как бы застыло передо мной. Демон с тянущейся ко мне лапой, непонятные создания в соседней комнате. Я все-таки оказался пешкой, я всем телом ощутил приближение смерти. Не было ни пронесшейся жизни, ни паники, страх не так уж и мешал. И вдруг я подумал, что такие существа в этой страшной игре свидетелей не оставляют. А мне очень хотелось, чтобы ни в чем неповинная девушка жила. Холодная ярость перекрыла отчаянье. Я просто так не сдамся, я вам не скот на убой. Пасть у него и правда как баскетбольная корзина. Ну держись, доставлю я тебе пару неприятных минут. Время пошло снова, но я уже был готов. Демон протянул вперед руку, собираясь снести мне голову. Но тут я рванул вперед. Прыжок. Кидаю флакон с одеколоном ему в пасть. Флакон задел за зубы и разбился. У меня бы от полного рта с одеколоном язы бы отвалился. Но это не все. Последним движением я кидаю в пасть этому чуду природы рубиновый огонек сигареты и… моя голова почувствовала необычайную легкость полета отдельно от тела наверное так чувствует себя птица…
Мои размышления прервал оглушительный рев, заставивший мои уши отказать мне.
Моя голова приземлилась и, два раза уже не больно для подпрыгнув как мячик, остановилась лицом к взбесившемуся бесу (вот это каламбур!). вскоре, не сумев потушить внутренний огонь, демон упал и начал корчиться в очаяньи. Сквозь пелену я услышал визг. Значит я все-таки тебя спас, девушка, имени которой я так и не узнал. Глупо.
Эх, вы бы знали какое непередаваемое ощущение чувствовать, как отказывает одна за одой клеточки тела. Странно, как же я еще не умер до конца, ведь смерть мгновенна. Вот я уже не чувствую ног, живота, груди…
Неожиданно вместо вида с пола я обнаружил, что сижу верхом на том самом тигре, из-за которого весь сыр-бор разгорелся. Тигр с ожесточением отрубал невесомые нити, тянущиеся от меня призрачного к моему телу. Так значит вот как она, теперь тоесть я, душа выглядит! При своем желании я чувствовал, что могу формировать подобия рук, ног.
А я тем временем умирал. Только сейчас я по-настоящему почувствовал, что у меня не совсем целая шея. Сейчас я умру, а моя душа куда-нибудь упрется. Но тут тигр разорвал ударом когтя последнюю связующую нить. Меня как из ведра окатили. Сознание обострилось до предела. Тигр в последний раз оглядел прихожую, превратившуюся в декорации для фильма ужасов русского производства, и одним прыжком пролетел вместе со мной на спине сквозь дверь. Мое путешествие началось.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:07. Заголовок: Хм, то , что написан..


Хм, то , что написано до этого, я называл прологом. Теперь бы хотел я ... забыл( А, точно! У меня готов первый отрывок.

ЧАСТЬ 1
Начало путей

Свет отразился от прекрасно заточенной полоски металла и слепанул глаза. В них остались яркие светящиеся пятна круглого цвета. Неудивительно, ведь и так уже круги перед глазами плавают, а в последнее время уже просто на одном месте стоят. Собираясь убрать это ненужное свечение, я резко мотнул головой. От резкого движения рука дернулась, и на волосок от моего носа пролетел тяжелый, вырвавшийся из руки, боевой нож. Вставать лучше не буду. Царапая голые колени о стоптанный снег, я медленно пополз на четвереньках туда, где должен быть нож, потому что терять единственное железное оружие и инструмент было бы крайне глупо. Тем более такой… нож, в который я уткнулся рукой. Пояса у меня тоже не было, поэтому я закрепил его в какой-то скобке правого браслета, который возле запястья. Я, угрюмо покачивая головой, как корова, которой хочется кого-то боднуть, побрел, не меняя способа передвижения. На грани реальности почувствовав, что стою не на снегу, я взял шкуру в одну руку и заставил себя подняться. Мир расколося надвое, в глазах потемнело минут на пять. Я упорно дождался частичного восстановления зрения и побрел к краю поляны, где еще лежал не совсем утоптанный снег. Выбрав самый пышный сугроб, я завернулся в шкуру и плюхнулся в снег спиной вперед. Сейчс я засну, и будь что будет.


Солнечный свет пронзал сосны и тянулся к земле, становясь зеленым. Ветки как будто наливались своей, внутренней силой, попадаясь на пути солнцу. Где-то вдалеке стучал дятел. Гомон птиц заглушался неторопливым гомоном празднично одетой толпы. Между заборами, окружавшими деревянные домики, просачивались кучи людей, поздравляющих друг друга. Счастливые компании, центром которых был какой-нибудь шестилетний ребенок, слонялись по некогда тихим улицам, заливая их веселым смехом, отмечая День Нарекания.
По пути то и дело попадались знакомые взрослые, на разные лады поздравляющие меня и смакующие мое новое, настоящее имя. Сегодня мне и еще нескольким пришлось попрощаться с детством и начать жить по-настоящему. Хотя лет до шестнадцати на наши проказы, без которых не обойтись, будут смотреть сквозь пальцы.
Я тихо погладил теплую поверхность метала выше запястья. Теперь у меня всегда будет под руками то, что сделано моим отцом. Отец… эх, ведь именно ты, а не кто другой, должен был дать мне эти символы нашего народа. Где же ты сейчас… ты не умер, но уже больше двух лет нет тебя на родине. Ты обещал прийти… хотел бы я знать, что смогло нарушить слово моего отца.
Я до сих пор не знаю, почему я единственный считаю его живым. Некоторые взрослые говорят, что я не хочу смиряться с неизбежным, но это не так, просто… мой отец жив, я это знаю, и хватит об этом.
Говорят, кочевники опять лихуют. Но как все говорят, им не пройти нашей границы, Лес защитит нас. Отец говорил, что на нас никто не нападал с того времени, когда поставили Истуканов. Даже мелких стычек почти не было, как, впрочем, и людей…
До боли знакомый скрип открывающейся калитки, который у меня был связан с отцом, заставил-таки меня открыть глаза и обнаружить, что я чуть свой двор не проворонил. Веселый смех со двора напротив дал понять, что заметил это не только я. Через дорогу стояла Искорка, соседская девчонка, которой имя будут давать на следующий год. Я решил поддержать смеховую волну, тем более что смеялась Искорка и правда очень заразительно. Мы все время с ней вместе играли и дурачились, люди то ли в шутку, то ли всерьез называли нас женихом и невестой.
Я развернулся, прикрыл калитку и пошел по двору. Потянувшись к ручке входной двери, я резко развернулся и попробовал рыкнуть как тигр. Искорка, подкравшаяся к нашему забору, испуганно отпрыгнула, а через секунду прорвался неудержимый хохот.
Сквозь звуки смеха вдруг прорвался пронзительный свист. Неожиданно у курицы, стоявшей рядом со мной, выросла третья, тонкая и с опушкой на конце лапа, только почему-то сверху. Курица бухнулась на землю. Сквозь пелену удивления прорвался отчаянный визг Искорки и далекие, с другого конца деревни, крики.
Резкий рывок заставил меня сменить место моего столбняка и вернуться к реальности. В тот же миг в крыльцо воткнулись с утробным гулом голодного зверя две кривоватые стрелы, прямо на то место, на котором я стоял. Среди вороха мыслей вдруг прорвалась мысль о Искорке, что же с ней сейчас? Но требовательная рука матери, волокущая меня за шкирку, поставили мои мысли на нужное русло, слегка тряханув мои мозги. Я решил встать на ноги, мать тотчас же сама бросилась на кухню. Из-под какой-то доски был вынут довольно набитый мешок с широкими лямками. Подхватив его, мать жестом показала мне на черный ход, ведущий во двор. Пока я отходил к двери, мать кидала мне сухари, вяленое мясо, бутылку с водой, которые хранились в определенном шкафчике. Только сейчас я заметил, что за ее спиной висит ее лук и черный, боевой, колчан с длинными стрелами.
Было такое ощущение, что крики боли, ярости, горя окружают. Резкий треск заставил мать развернуться ко входному проему на кухню. Я во все глаза смотрел в темную дыру, дышащую чем-то страшным. Это притягивало и пугало одновременно. Тяжело бухнула вынесенная входная дверь. Тяжелый топот постепенно приближался. Неожиданно из проема быстро шагнуло нечто. Обезумевший взгляд раскосых свинячьих глазок, тонкие усики над разверзнутым ртом со сточенными зубами, грязно коричневое, составное тело. Торжественно звякнула тетива, стрела пропела нечто победное и страшное существо сгинуло в тьме проема, сбив следующий кошмар. Мать натянула тетиву и тут… из тьмы вышел демон. Он был одновремнно похож и непохож на предыдущее, кажущееся по сравнению с ним жалким, создание. Его тело блестело лакированной кожей, металлические кружки злобно сверкали в сумерках. Карие, почти желтые глаза с прищуром косили почти вертикальными зрачками. Толстые блестящие губы в усмешке обнажали крепкие желтые зубы, больше похожие на клыки.
У матери дрогнула рука, и стрела пролетела в волосе от головы демона, вызвав чей-то смолкающий хрип во тьме. Тварь взревела не своим голосом и прыгнула вперед. В установившейся тишине как-то печально и жалостно прозвенела порвавшаяся тетива. В последней попытке защиты мать выставила перед собой стрелу острием от себя. Встретившись с демоном, та треснула как тростинка. Кошмарное создание выкинула впред руку с длинным шщироким лезвием, проткнув маму как булавку. После этого демон с пренебрежением скинул на пол трепыхающееся тело. То, что недавно было моей МАТЕРЬЮ!!!
Я пятился, не понимая, почему я не могу проснуться и побежать просить успокоения у мамы. Матери, которая сейчас корчится на полу. В моей голове все перемешалось. Глаза, кроме слез, начала застилать какая-то непонятная, чуждая мне пелена. Мое сознание как бы отдалялось от меня. Мир стал видеться в оранжевых и красных красках. Я еще раз посмотрел на мать, на чудовище и вдруг успокоился, глаза высохли. Наткнувшись на стол, я нащупал рукой рукоятку столового ножа, больше смахивающего на охотничий. Прости, Искорка, смеяться мне вряд ли захочется, да и плакать тоже. Я сделал небольшой шажок вперед и как бы канул в кровавую мглу…


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:07. Заголовок: Приветствую после до..


Приветствую после долгого моего отсутствия. решил поддерживать название моей темы всерьез. бредом можно наз как сны наяву, так и сны вообще. к чему относится данный текст, решать вам...

MY DREAMS, MY NIGHTMARES…
Это было похоже на сон. Собственно, это и было сном. Страшным, затянувшимся кошмаром, который, казалось, продлится всю жизнь. Из такого сна так просто не вырваться, ты находишься в плену своего сознания до конца разворачивающегося действа, чтобы проснуться и подумать о том, что же реально, сейчас или минуту назад. И мне почему-то часто хочется вновь погрузиться в сети сна, дающие свободы больше, чем воздух реальности. Не ждите от меня стройной логики или многоэтажных речевых конструкций. Жизнь не всегда можно заключить в какие-нибудь рамки.
Но вот я закрыл глаза, и мрак опустился пеленой…
… и мрак опустился пеленой летящего снега, снежинки казались миниатюрными черными дырами. Лишь в лучах редких фонарей, распространяющих больше уныния, чем света, ледяные миниатюры блестели и переливались, создавая жемчужно-белую завесу. Я узнал его, городок, в котором я провел все свое детство, ощутил на своих щеках зиму, к которой так привык. У меня не было имени, не было возраста, потому что в паспорт я не заглядывал, а настоящее имя скрылось в глубинах сознания. Был лишь страх и боль в левом боку от долгого бега, ведь я никогда не увлекался марафонами. Я стоял на главной площади, занесенной по колено снегом,но вокруг не было ни души, как в 8 утра первого января. Ни одного светлого пятна, на каждый дом как будто наложена печать молчаливого отчаяния, слепого, безрассудного страха. В окнах домов я видел, как в зеркале, состояние своей души. Вдруг вместе с одним из взбесившихся снежных потоков докатилась волна давящего ужаса, появились мои преследователи, вновь я услышал свербящий шепот: «Отдай ключ…». Существа за спиной, закутанные в высокие плащи с капюшонами, из-под которых сияли лишь красные угольки глаз, неумолимо сокращали расстояние между нами. Я не знал, сколько уже длится эта бесконечная погоня сквозь мрак и холод, скрывающих привычные дворы и скверы.
Я медленно начал сходить с ума, пугающая пустота и безлюдье медленно прогрызались в мозг. Мне вдруг показалось необходимым пообщаться с каким-нибудь человеком, даже последним уголовником. Возможность того, что в этом сумасшедшем мире есть еще хоть один нормальный человек, согревала мою задубевшую душу. Я остановился и огляделся. Такой знакомый и одновременно незнакомый город расстилался вокруг, заваленный сугробами. Единственной деталью, оживлявшей мертвенную спокойность поверхности снега, была моя цепочка следов, завернувших за дом. Ни следа ни человека, ни птицы, ни животного. Шагах в десяти от меня стоял до боли знакомый забор, огораживающий территорию школы, в которой я учился. Напрягая глаза, я пытался увидеть приземистые очертания старого здания, и, о чудо, заметил две медленно бредущие сквозь сугробы фигуры, двигающиеся навстречу друг другу. Большой силуэт мужчины подошел к даме, скорее интуитивно я ощутил вопрос, как вдруг согбенная женская фигура резко выпрямилась, и я ощутил еще один источник ужаса, гнавшего меня от преследователей, ведь если бы они были обычными людьми, я сначала бы поговорил. Мужчина отшатнулся и бросился в противоположную от фигуры сторону, то есть ко мне. Да уж, желание выполнено, вот тебе и человек, и теперь с двух сторон на тебя идет облава, так как я уже смутно чувствовал погоню за спиной. Бежать, единственный выход, бежать до потери сознания, пока холод не отморозит ноги. Но человек, может быть единственный оставшийся в этом мире, что же, оставить его на растерзание этим? Поэтому когда ко мне подбежала запыхавшаяся фигура, я молча сгреб его ладонь и потащил за собой, перемахнув через наполовину занесенную решетку ограды, мне уже было все равно куда бежать, все равно вокруг одни сугробы. Я поплатился за свое трюкачество, по пояс провалившись в колючий снег. Но вновь я упрямо пошел вперед, да и мужчина возле меня уверенно таранил снежную равнину бывшего футбольного поля, неожиданно быстро преодолев свой страх.
Когда мы вышли к противоположной стороне забора, я вдруг понял, что неосознанно двигаюсь туда, где я жил. По немыслимой прихоти погоды этот участок забора был незанесенным, оголенная мерзлая земля зловеще чернела. В решетке, слишком частой, чтобы мог пролезть человек, были отогнутый прут, который ограничивал дырку, давний ход моего детства. Но она была явно не по размеру моему спутнику, отличавшемуся большим количеством чистого мяса. В морозном воздухе появилось облако пара, послышался хриплый голос:
- Они ведь гонятся за вами, да? Ну уж нет, этим тварям вы не достанетесь! – он перевел дух.- Вот ключи от моей квартиры, вон тот дом, первый подъезд, второй этаж, направо, там есть оружие и еда. Идите, я их задержу!
Я застыл в нерешительности. Как же можно задержать этих созданий чьего-то бреда?! В это время незнакомец резко развернулся и встал в стойку. Послышался тяжелый звук, похожий на рык зверя.
-Да идите же, … вас задери! – я не расслышал всей фразы и решительно полез в дыру. Протиснувшись с известным трудом, я бросился к темному силуэту дома, как будто мог найти там спасение. Я не думал о том, чем мне может помочь та квартира, все свои силы я отдавал на тяжелый бег. КА в бреду, я добрел на последнем издыхании до подъездной двери. Угрожающий скрип заставил меня лишь поморщиться, сил пугаться уже не было. Чуть не ткнувшись лбом во входную дверь, я поднял глаза. Коричневая краска на металле двери, металлическая ручка с царапиной снизу, провод, к которому должен подключаться замок. НО ВЕДЬ ЭТО БЫЛА МОЯ КВАРТИРА!!! Мысль заставила проснуться от бреда и страха мою голову. В воздухе ощущался почти неуловимый запах, который нагонял необъяснимую тоску и тягу к самоубийству. Меня перехитрили. Как я мог поверить тому, что человек так спокойно встретит смерть, защищая незнакомца. Пребывая во страхе, я доверился памяти тех времен, когда ты мог положиться на любого. В трех квартирах вокруг меня засели группы захвата, снизу подходит погоня, возросшая на двоих участников. Интересно, в этом мире люди остались? Мозг работал хладнокровно и спокойно. Да, меня загнали в угол, но я не буду похож на зверя, я останусь человеком даже в последние минуты своей жизни. В то, что они меня отпустят после того, как вызнают, где этот ключ, я не верил ни капли. Ключ… хм… усмешка исказила мое замерзшее лицо с отмороженным носом. Я выпрямился, но рук поднимать не стал, я не преступник. Твердо и ясно, насколько меня хватило, я произнес:
- Я сдаюсь!
Резко хлопнули двери на площадке, на клетку высыпали черные фигуры, замыкая меня в плотный круг. Оскаленные морды Гончих (название всплыло откуда-то из памяти ) мало чем отличались от существ, похожих на людей. Я так и не повернулся, гордо держа взгляд на лампочке, заливающей всех вокруг неестественно желтым цветом.
Неестественно громко и нелепо пропиликал звонок домофона (а ведь я проскочил сквозь него и даже не заметил), по бетону застучали несколько ног, нарочито так, хотя мне откуда-то вспомнилось, что они ходят бесшумно. И вдруг неожиданно человеческий и приятный девичий голосок:
- Мы рады, что вы проявили рациональность…- тут ее голос дрогнул, и с неизвестной интонацией.- Великий.
Вокруг меня зашелестело, задвигалось если не море, то хорошее живое озеро. Они все, до единого, даже твари, каких у меня бы не хватило наглости назвать собаками, опускались на одно колено, склонив головы. Если они этим хотели взломать мою психологическую защиту и волю, то у них получилось. Мне стоило огромных усилий стоять на месте, хотелось куда-нибудь убежать. Я не мог ничего сказать, в горле пересохло, даже язык казался куском мертвечины, я умудрился только кивнуть головой. В тот же миг вся эта толпа уже стояла на ногах, а все тот же голос произнес чуть ниже уха:
- Прошу пройти с нами.
Неизвестно зачем ухмыльнувшись, я развернулся и взял под локоток девушку, в принципе неплохую, если бы не сверкавшие красным глаза и неестественные зубы. И так чинно и спокойно, словно вокруг не было целого конвоя, мы шли примерно с полчаса, храня гордое молчание. Как будто бы и не было ни погони, ни того ужаса. Лишь снег оставался таким же, не было видно в двух шагах от себя, все вокруг нас вновь стали силуэтами, только теперь они более были похожи на людей. Она ничего не говорила, а мне говорить не хотелось, все равно не о чем, да вряд ли поговоришь, когда при малейшем открытии рта он наполняется снегом.
Вскоре впереди вычертился силуэт здания, оказавшегося приземистой развалюхой, от которой одни стены да и остались. Вот кто-то разгреб в одном месте снег и мусор и потянул что-то с пола на себя. Бесшумно открылась горизонтальная дверь, снизу пахнуло тьмой и смазкой. Света не было, они сами хорошо видели в любой темноте, а меня поддерживала загадочная спутница. Кто она, посланник, или одна из главных?
Впереди послышался какой-то лязг, и процессия вошла в коридор, который, казалось, был нагло украден из бункера Сталина или того бункера, который я представлял. Пучки толстенных проводов, не самый высокий потолок, мне пришлось немного сгорбиться, плафоны через каждые десять шагов скорее подчеркивали сумрак и тени. Даже откуда-то шел звук капающей воды. Плавный поворот вывел нас на затемненную бункерную дверь с решетчатым закрытым оконцем. По бокам торчали из щелей дула пулеметов и еще чего-то с широким раструбом (наверное, огнеметы). Мне не дали удовольствия слушать тайные сигналы, так как дверь просто отворилась прямо перед моим носом. Страшный скрип отразился от стен, саданул по ушам.
Опять такой же коридор, как будто ничего не менялось. Поворот налево, еще раз, а вот направо, лифт… я вдруг понял, что путь мне приходит перед тем, как мы повернем. Стало такое ощущение, что мое сознание в просвеченном первыми лучами тумане, который через секунду исчезнет под напором солнца. По-крайней мере, план строения я уже знал. Выбравшись из грузового лифта, процессия начала подходить к развилке. Я чуть сжал девичий локоть.
- Мне кажется, нам стоит повернуть налево, в библиотеку. – сказал я с неизвестными даже мне спокойными интонациями. Девушка вздрогнула и повернула ко мне голову. Не знаю, что она увидела в моем взгляде, но м ы молча повернули налево. Тем временем светило поднималось над моим сознанием, остался лишь последний рывок. И я все больше уверялся, что я могу все узнать в библиотеке.
Знакомая дверь, знакомые стены, знакомый запах… Меня несло вперед, я плавным движением выскользнул из захвата спутницы и почти полетел к столу со скромным стулом. По пути я отточенным годами движением взял потрепанный журнал в кожаной обложке (кожа настоящая). Усаживаясь я лишь мельком взглянул на мой конвой: они молча столпились у входа, не решаясь переступить порог. Лишь девушка топталась внутри, но тоже рядом со входной дверью. Скорее всего, в то время, как другим запрещалось сюда заходить, она вела этот журнал после Исхода. Мысли идут вразброс с воспоминаниями. Я удовлетворенно хмыкнул, увидев на первой же странице свой почерк. Я оказался прав. Я имею отношение к этим созданиям, я был таким… или почти таким. Я быстро листал страницы, не столько читая, сколько вспоминая условия написания и текст. Последние два десятка страниц я уже читал, так как это было написано без меня, женским аккуратным почерком. Мне даже отсюда почувствовалось, что у одной женской особы вдруг краснеют щеки. Я неопределенно хмыкнул и прикрыл глаза. Картина ясна.
Воспоминания мелькали с огромной частотой. 60-е, окончание физ факультета, единомышленники предложили проект. Молодой, мечтающий о переделке мира, согласился. Последние минуты перед наркозом… проснулся уже другим, даже мысли совершенно чужие. Череда операций, исследований, и Андрей, корчившийся в неведомых муках… мой слух не работал два месяца от этих криков. Совет, генетики предложили изменения… ужас перед тем, что у нас получилось. И ряды, ряды красных глаз…
… смотрящие на меня со смесью ужаса и нетерпения. Я открыл глаза и поднялся одним движением, пошел в коридор. Каждый смотрит мне в глаза и пытается убраться с пути. Внезапно для них разворачиваюсь к тому, кто очень неплохо сыграл человека:
- Слон… - немой вопрос в глазах и удивление, оказывается, даже в этом красном свечении есть свое выражение.- не знаю, кто осмелился бы назвать тебя бегемотом. – усмехнулся, и когда стих смех, продолжил.- Нож, отдай мне его.
Слон пытается быстро снять ножны, я прикрепляю их к поясу и иду дальше. За мной шелестит толпа, это уже не конвой, а просто некое стадо. Что ж, они хотели ключ, они его получат. Я даже не взглянул на наглухо запечатанную дверь в лабораторный отсек, я и так знаю, что там было, насмотрелся. Все воспоминания вернулись ко мне, превратившись в стройную дорогу моей жизни. Мне не хотелось ни с кем из них говорить.
Средних размеров зал, неплохо освещенный.Вот и та самая дверь. Толстый метал наглухо перекрывал отверстие 2 на 3 метра. Крест-накрест проходят толстенные балки из металла, в месте стыка толстая пластина. Посередине нее небольшой блестящий кругляш с углублением сантиметра два в диаметре. Одних взмах руки, и нож блеснул в неясном свете, второй взмах, и из небольшого пореза на запястье сочится кровь, кровь получеловека, универсальный и неповторимый ключ. Обмакиваюв ней палец и прижимаю его к углублению. Кровь как будто впитывается, балки с четырех сторон уходят внутрь стен, незаметная полоска между вертикальными половинками пластины становится видимой щелью, створки подаются наружу, выпуская облако чего-то, похожего на то, если открыть большую морозильную камеру. Собственно, эта комната и есть большой холодильник. Теперь все зависит от них, я не знаю, что находится в данной комнате, но догадки таки есть. Я отступаю в сторону и громко произношу:
- Там лежит подлинный Ключ. Ключ к дороге Исхода.
Оглушительная тишина и стук невидимых капель о бетон. А потом толпа во главе с девушкой вошла в проем, затянутый парами. Теперь у меня было время, чтобы осознать все свои воспоминания, я стоял в полной тишине с закрытыми глазами, даже казалось, что перестало капать. Из комнаты не доносилось не звука, там была хорошая звукоизоляция. Незаметно для себя я отошел в тень, и когда появились первые возбужденные выходцы, они меня не заметили, да и не до меня им было. В глухом молчании и с широко раскрытыми глазами, обычными глазами они ошарашено шли вперед, как будто заново себя увидев. Когда сталкивались взгляды, они еще больше терялись и отводили глаза. Но вот поток иссяк, и последней, когда уже все скрылись в переходах, появилась сержант, если бы давали воинские звания. Я не таился, и она направилась прямо ко мне.
- Вы знали?! – на прежде спокойном ее лице выражался целый букет чувств, фиалкового цвета глаза блестели от влаги. – Что же произошло? Второй исход? Что с нами стало?... как нам быть?- она полностью растерялась, и казалась еще прекраснее. Я поймал себя на мысли, что она мне нравится,… да и нравилась, когда я был местным комендантом. Но вряд ли кто-то это знал, я всегда был в капюшоне.
- Считалось, что если Исход удастся, то рано или поздно мы проявим себя достаточно для того, чтобы нас вы вычислили, а тогда уж мы все вспомним. А то, что вы стали такими… в конце концов никто не забирал ваши мысли, мозги и сплоченность. Времена шпионов и войн прошли, мир стал более «мирным». Теперь у вас хоть и нет всех былых способностей, но появились новые возможности, используйте их, меняйте мир, а я… - мне стало по-настоящему жалко ее. Столько всего свалилось на эти плечи, сейчас я смотрел на нее скорее как на дочь. Я наклонился, поцеловал ее в лоб и неожиданно для себя закончил:
-…буду за вами наблюдать.
Синяя вспышка блеснула во тьме и пробежав по стене, я запрыгнул в вентиляционное отверстие, выбив внутрь решетку…
… он задумчиво провела рукой по лбу. Почему-то рядом с Великим у нее было некое странное состояние, как сегодня ночью, так и в дни до Исхода, потому что этот синий свет трудно спутать или забыть. Ну ничего, она подумает об этом потом, сейчас же слишком много дел. Выключая свет взале, она усмехнулась, и тьму озарила яркая красная вспышка, заставившая крепко зажмуриться…
… крепко зажмуриться и проснуться. Из окна второго этажа был виден занесенный снегом по колено во время ночного бурана сонный городок. Покров снега был девственно чист, никаких ни дорог, ни тропинок, лишь от нашего подъезда уходила протоптанная дорожка. Что-то закончилось и что-то началось вместе с новым днем…


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:08. Заголовок: кратко и емко:>..



кратко и емко:>
теперь же обычный стишок... под впечатлением от одного произведения...

ЭПИТАФИЯ

Мне умершего жалко, мне жалко себя…
Холод в душе не согреть у огня.
Тихую оду ему я сложу,
Резцом на плите навек напишу.
Надписей нет, ровен гранит,
Кто же в земле этой влажной лежит?
Живые не знают об этой могиле,
Мне ответ не найти в этом каверзном мире.
Да, я имя не знаю, но знаю судьбу,
Безымянный герой свою вел борьбу
С самым опасным и грозным врагом,
Ведь его не увидишь, не ударишь мечом.
С рожденья тот парень со смертью играл,
Каждый жизненный день у судьбы вырывал,
Зубами, ногтями, и ночью и днем,
Но шепот в душе: «Ты обречен…»
Судьбой его било жестоко, всегда:
Позор и презренье, голод и нищета,
Горечь обид, потери печаль,
Нет друзей, нет врагов, все лишь люди, нейтраль.
Мрачный юмор, цинизм – основная черта,
Не улыбка, оскал и ухмылка в полрта.
Беспомощный, битый жизнью щенок
До конца изменился, и матерый стал волк.
Глаз серых, стальных проницательный взгляд,
Мысли скрыты в решетке зеркальных оград.
Его мыслей другим никогда не понять,
Страшатся друзья, и один он опять.
Одинок, одинок… звучит словно клеймо,
И страшней всех врагов для человека оно.
И в глазах застыл немой жизни укор,
Одиночество – спутник и на смерть приговор.
Он умер во тьме, безымянный герой,
Он дрался с врагами, он дрался с собой.
Одинокий, непонятый, никем не любим,
С непобедимым он дрался…и победил!
За всю жизнь не согнул спину перед Судьбой,
Маски он надевал, но оставался собой.
Жестокий, циничный, но с чистой душой,
Он до смерти сражался и выиграл бой,
Борьбу за себя, битву с собой.
Полог Вечного Леса, дающий покой,
Сомкнул свои ветви над его головой.
Он спокоен сейчас… и вновь одинок.
Со всем справился он, а с этим не смог…
И строчки на камне слабо светят во тьме,
Ода мертвым героям… эпитафия…мне…


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:08. Заголовок: У меня сегодня, в пе..


У меня сегодня, в первом часу свершилось маленькое чудо. Пусть что-нить хорошее случится и у вас:

Луна взошла, мороз висит,
И Рождество крадется в двери
Средь шороха ночных кулис.
Хотел бы пожелать в преддверье,
Чтоб каждый чудо совершить
Смог бы разом перед всеми:
Просто всех искренне простить,
И тоже быть прощенным всеми))

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:11. Заголовок: *На довольно большой..


*На довольно большой стенд повесил сколько там листочков, найденных в пыли под шкафом*

итак, будет это у нас мини-альбом) Ато под шкафом сгрызут))

Животные. Животных я очень люблю, но они почему-то не любят меня(


мой первый любимец. Ничего так кошечка, а? Зато на ней можно было кататься верхом))

мой первы прирученный тигр... Э-э, ладно-ладно, не совсем прирученный, и немного кривой, но я же торопился))

моя игровая молодость...




А эта девушка как-то здесь сама очутилась... наверное, был невменяем...
А это мой фотоальбом))

как видите. евроремонтом в нашем подвале и не пахло...

вы не смотрите, что нога вывернута, у меня еще был болевой шок, вот и улыбался... Зато тигра таки догнал...


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:11. Заголовок: ну теперь оправдаю с..


ну теперь оправдаю свою тему. Перед вами труд целого месяца, за время которого я измотал много нервов, причем не только своих. Пусть у каждого будет свой

ШАГ


Мне осталось шагнуть один только шаг,
Но он тяжелее, чем сотни других.


Тик-так, тик-так, бомз…Упорно пытаюсь заснуть. Глаза закрыты, и звуки слышны как никогда. Оглушительно тикают часы на кухне, в ванной слышны удары капель о раковину, опять придется чинить кран. Воздух неподвижен и больше похож на бесцветный кисель, прокаленный батареями. Духота давит на грудь, мешает мыслям, чувствам, желанию спать. Нет, мне уже вряд ли получится заснуть. Открываю глаза, особой разницы не чувствую. Лишь на подоконнике лежат слабые полоски света от фонаря. Но вот я уже вижу всю комнату, хотя мне это и не сильно надо, и могу ходить здесь уверенно и на ощупь. Пинаю скомканное одеяло в ногах одеяло и иду на кухню. Линолеум холодит ступни, но облегчение не приходит. Заливаю сухую глотку стаканом воды. Не помогает… двигаю стул и высовываю голову в форточку. Жадно глотаю студеный горьковатый городской воздух, приятная прохлада распространяется по всей груди, с глаз спадают два груза, проясняется в мозгах. Такое ощущение, что вместе с морозом в меня втекает жизнь. но стоять на крае стула не очень удобно, да и ноги устают, поэтому я с силой отрываюсь от морозного потока и мягко спрыгиваю со стула. Уверенно двигаясь в свою комнату в теперь уже настолько хорошо проницаемой темноте, я неслышно обхожу мебель и всякую дрянь на полу. Подхватив со стула джинсы и футболку, начинаю одеваться. Кидаю одним, отточенным движением в карман мобильник и, захватив куртку, выхожу из квартиры.
Шаг, шаг, шаг…Противный скрип двери глушит, сквозь проем влетают хлопья сероватого снега, выхожу на крышу. Порывы ветра треплют края куртки, задувают снег за шиворот. Разгоряченное тело с благодарностью охлаждается, и минут пять я просто стою, прикрыв глаза. Затем я подошел к краю крыши. С высоты виден город, засыпаемый грязным снегом. Сейчас около четырех, редкие освещенные окна скучают в одиночестве, пустынные улицы гулко отражают звуки, которые, на миг зависнув возле уха, уносятся рычащими порывами ветра. Вот где-то там обиженно прогудела машина, а где-то рядом без музыки, а иногда и без разборчивых снов горланит какой-то севший пьяный бас. Под крышей воркуют голуби, на другой крыше нахохлившая ворона как кукушка иногда оглашает дом хриплым карканьем. Звезд не видно, только луна иногда высовывает недовольное хмурое лицо с мешками под глазами. Шаг, шаг, шаг…каждый из них сопровождается негромким скрипом. Я невесело усмехнулся, обнажив правый клык, и вскочил на парапет. Внизу раскинулся двор, который я уже знаю вдоль и поперек. Квадратики козырьков, черная змея дороги, сугробы на месте клумб. Надо сделать всего лишь шаг… Шаг, и никчемная, бесцветная, замкнутая в себе жизнь взлетит вместе со мной на последние три секунды. И новое, но ничем не отличающееся от прежних утро уже не встретит дребезжащим будильником, не будет утренней беготни, упавшего мимо мусорки пакетика с чаем, не будет … Как сказал Блок:
…Живи еще хоть четверть века,
Все будет так, исхода нет…
Что меня держит в этой жизни? Занятые сами собой друзья, ругающиеся родственники? Хм, а может, любовь? Любоовь… да нету у меня ее. Есть целая куча знакомых девчонок, столбики телефонных номеров, а отношение? Кто считает кем-то вроде шута, кто занудой, кто ненормальным… Да что там, нет у меня любви, есть только… да и ненависти давно уже нет. Мне не нужны все эти праздники и попойки. Зачем день рождения, Новый год мне? В этой застоявшейся обыденной жизни нет движения, нет течения, по сути ничего не меняется, есть только два разных занесенным илом берега: начало и конец. Здесь чувства отличаются от остальной воды, но и этот взбаламученный ил быстро оседает. А подарки мне давно уже не нужны. Что ж, остался шаг… Шаг…
Пинком переворачиваю сбитый из планок ящик из-под фруктов дном вверх и сажусь сверху, закинув ноги на парапет вокруг крыши. Это уже не первый, но и, чувствую, не последний мой визит сюда. Я не смог, опять не смог. Стою по полчаса, а потом спрыгиваю. Это уже почти традиция. И всегда такое ощущение, что я чего-то жду. Жду всю свою никчемную жизнь, которая, даже если прервется, никого особо не затронет. Не знаю почему, но здесь я даже голубей ни разу не видел. Так и коротаю бессонные ночи, встречая рассвет. Здесь, на высоте, в клубах смога, он особенно ярок и насыщен. А потом я спускаюсь, чтобы вновь увидеть безликие серые массы, идущие и едущие по улицам, и жду, каждый день чего-то жду…
Снег летит, напевая колыбельную городу, лишь вывески над магазинами, клубами и барами трещат огоньками на морозе. Город сейчас особенно нагружен украшениями. Но вот первый луч солнца пробил студеную дымку, заиграл на снежинках, скользнул по лицу и остался на соседней стене. Столб красноватого света выстрелил вверх сквозь мутный небосклон и поджег снизу облака. Потухшие окна стали зеркалами, наливаясь оранжево-красным светом. Красноватый диск медленно всходил, поражая величественностью. Стоило бы жить хотя бы из-за этих рассветов. Вообще, нет для человека успокоительного лучшего, чем природа. Я стою во весь рост, встречая утро 31 дня декабря…

Постоянства в ночи нет,
Вон виден край зари…
Но где найти такой рассвет,
Что сменит тьму внутри?..


Смутная тоска, скука и голод выволокли меня на улицу. В результате я уже часа два торчу в очереди универсама, не особо надеясь на то, что я отсюда выберусь. И будет могильный камень возле кассы: «Погиб в неравном бою в очереди». И не все здесь шутка. Все время приходится отталкивать особо умных и ретивых, лезущих вперед. От многочисленных синяков моя кожа приобрела стабильный синюшный оттенок, теперь я поход на создание Франкенштейна. Шея затекла до ужаса, хочется прилечь на этот покрытый толстым слоем зимней мокрой и противной грязи города пол, и закрыть уши руками, чтобы не слышать, как под напором чужим ног трещат мои кости, но больше из-за того, что гвалт вокруг не очень благоприятно влияет на психику. Постоянная ругань осипших продавцов, визг и вой детей, на которых все наступают, брань справедливого общества по защите своего места, где-то среди толпы скулит собака. Эх, обычная праздничная обстановка. Неожиданно среди всего этого я необычайно четко услышал легкое шипение, и мне под ноги подкатилась бомбочка. Я выпрыгнул из очереди в сторону, сбив еще одного самого смелого, и зажал уши ладонями, корзинка упала и опрокинулась на пол. Акт террора удался на славу. Я раньше думал, что больше шума, чем здесь, может быть только на стадионе, но я опять, в который раз ошибся. Толпа взорвалась криками и матами, ее вой стал походить на канонаду. Я со вздохом присел на корточки и стал собирать содержимое корзины, вылавливая вещи из грязевого потока. Хорошо хоть, что молоко взял в картонке. Хорошо хоть то, что молоко взял в картонке. Я побрел обратно сквозь лабиринт стоек с товарами, пытаясь вернуть все из корзины обратно. Все равно очередь я потерял, а еще три часа я не выдержу.
За время моего отсутствия очередь на порядок увеличилась. Я поднял корзину над головой, чтобы обо всех не стукаться, вздохнул поглубже и подошел к очереди. Люди, тележки и корзины находились в такой близости, что мне сейчас придется проталкиваться. Я резко зажмурился и начал свой путь мученика. Впереди ждало недоумение и раздражение, количество же ненавистных взглядов за спиной возрастало в геометрической прогрессии, в конце очереди мне вдруг пришло в голову, что меня ведут на эшафот. Наконец я вырвался в относительно пустой холл, как пловец выныривает из холодной воды. По сравнению с очередью, здесь был прекрасный свежий воздух. Но шум никуда не делся, теперь ясно выделялся голос молодого террориста, воющего на всех и самого себя. Я с усмешкой повернулся обратно, но она продержалась недолго…

Мясо идет и идет,
Мясо как-то живет,
На полкилометра вперед
Дерется, дышит, орет.
Солью наполненный пот
Сквозь ожившее мясо течет.
Злоба, ненависть жжет
И дымом над мясом плывет.
Сливаясь в единый поток,
Летит мрак под потолок.
Множество черных полос
В хаотическом вихре сплелось.
Висит над скопищем масс
Закрытый угольный Глаз.

Черные веки еще не дрогнули в первом движении, и я понял, что совсем не хочу быть здесь во время его открытия. Я с силой отпрянул и врезался в охранника, который как раз подошел к сильно быстро выпрыгнувшему, по его мнению, клиенту. Я, еще не отойдя до конца, резко обернулся и тупо посмотрел на открывшую рот рожу. Этот интеллигентный дуболом вдруг как-то сноровисто закрыл рот и отошел. Я пожал про себя плечами и двинулся к выходу.
Улица дружелюбно встретила меня кровожадно воющим ветром и хорошей пригоршней ледяной крошки с крыши. Густое облако пара, витающее над гудящей толпой, на глазах исчезало в стылом воздухе, так что теперь воздушная масса стала напоминать какой-то студень. На проезжей части отчаянно цеплялись шипами за гололед озверевшие машины, визг тормозов перемежался отборным шоферским матом. На морозе неестественно ярко светились все эти крашеные лампочки и гирлянды. Желудок угрюмо и безнадежно буркнул, и я лениво поплелся в сторону дома, с прорезавшимся интересом осматривая окрестности. Я довольно быстро заметил толпу цыганок, шныряющих среди толпы. Понятно, что на платежеспособного клиента я точно не тянул, но я кошелек и телефон переложил во внутренние карманы куртки с молнией, застегнулся на все кнопки, а в левой руке зажал ключи. И все равно я удивился когда рядом со мной из-под льда выросла высохшая цыганка и завладела моей правой рукой. Бормоча традиционные куплеты, она кинула взгляд на руку, потом начала говорить еще более традиционные словечки. Желая получше убедить, она глянула мне в глаза. Говорили, что цыгане обладают навыками гипноза и могут внушить что угодно. Я до боли стиснул ключи, металл холодил кожу, ногти взрезали кожу. Неожиданно я понял, что цыганка ничего не говорит, только не отрываясь смотрит в глаза. Я с недоумением заглянул в ее зрачк…

Черный и серый,
Белого нет,
Этот проклятый мир
Покинул весь Цвет.
Здесь Огонь бушевал,
И падала Тьма,
Серый пепел застыл,
Вместо неба – мгла.
Горелые ветки
Из пепла торчат,
Древо этого мира
Умерло век назад.
Я не знаю, откуда,
Я здесь не бывал,
Только серая груда
Была тем, что я знал.
Щупальца мрака
Сзади ползут,
Не сделаю шага –
Меня просто убьют…
Шаг – провалился,
Пепел давит на грудь,
Я в кашле забился,
Больше нечем вздохнуть…

Больше нечем вздохнуть, кашель выворачивает наизнанку, на утоптанный снег падают какие-то кровавые ошметки. Я вырвал свою руку и двинулся куда-то, вытирая рот рукавом. Наконец, я почувствовал облегчение. Обернувшись, я увидел, как товарки поднимают эту цыганку. Прямо-таки врезались эти безжизненные, стеклянные глаза. Но толпа все влекла меня куда-то, и я отвернулся, поймав напряженный взгляд с той стороны. Голова начала страшно болеть, в лазах немного потемнело, и если не плотная масса народу, я бы просто упал. Неожиданно резко увеличился слух. Звуки слышались со всех сторон, лезли в уши, мешались с мыслями. Звуки и образы роились и вспыхивали. Черный дым,.. почерневшая ветвь,.. уголек бомбочки… Убийца!.. Губитель!.. Сжечь его!... Свист пули снайпера, очередь с красными глазами, спираль,.. Поднимите мне веки… Глаз открыва… НЕЕЕЕЕЕЕТ! НЕ ХОЧУ!!! Я Резко оттолкнулся от упругой снежной корки и, раскидывая окружающих движениями опытного пловца, Бросился куда-то. Свист проносящегося в ушах ветра, очередь пулемета, раскрасневшееся лицо принимает в себя тысячи мелких ледяных иголок, я широкими прыжками мчусь вперед. Красный свет не помеха, меня обдает запахом прогорклого бензина и темного пива, резкий визг тормозов – часть основной музыки… я уже не обращаю внимание на окружающее, я вижу лишь смазанную от скорости полосу впереди себя… лестница, прыгающие ступеньки… четыре, восемь, двенадцать, четыре, восемь, двенадцать… С разбегу выбиваю плечом дверь, вываливаюсь наружу, пробегаю шагов пять по своим же следам. Рядом с ухом свистит раскаленный след петарды, я отпрыгиваю на ходу влево и перекатываюсь. В метрах двух надо мной расцветает огненный цветок. Я с силой отдергиваю руки от кровоточащих ушей и осматриваюсь, как будто бы здесь не был. Недалеко раскинулось дерево. Огненные искорки парят вниз остывая и превращаясь в пепел, серый пепел… Пепел, спутник огня и побед… На фоне пепла дерево как-то мигает и начинает чернеть… Пепел… ААРГХ! ХВАТИТ!!! Разбег, шаг, шаг, шаг, оттолкнулся, прыжок…
Удар! Отлетев назад, я смачно приложился хребтом о ледяную корку, вышибло оставшийся после удара воздух. Хватая воздух бессильно открытыми губами, осторожно начал переворачиваться на живот. Окружающий мир ехидно плывет перед закрывающимися глазами. Хм, вот взгляд сфокусировался на крепких охотничьих ботинках размера эдак 46-ого передо мной. Упираюсь руками, они по запястья провалились в коричневую талую снежную кашу, заполняющую дороги внутри больших дворов. Тут мой загривок почувствовал уверенную руку на своем воротнике, и в следующую минуту я взлетел вверх, и мои ноги повисли на полметра от земли. Потом последовала веселая такая встряска. Как ни странно, вся дурнота прошла. Поэтому я рискнул поднять голову. Ой–ё, раздери казгарот, лучше б не смотрел… Косая сажень мяса и костей, затянутая в дубленый полушубок, красное, дубленое всеми ветрами и морозами лицо выглядывает из курчавой темной бороды с сединой, косая сажень, одетая в полушубок, дубленое лицо выглядывает из-под курчавой темной бороды с сединой, лапы что твоя лопата, рост метра с три. Я уже мысленно чувствую вставшие дыбом волосы на затылке, сжимаю кулаки, и вновь из-под ногтей по ладони потекла кровь, как вдруг тягуче, плавно гудит степенный бас:

-Ты шо, парень, кто ж утром-то пьет? – отпустил, я едва на ногах устоял. – С Наступающим…
И, хлопнув по плечу, он пошел дальше, пряча закрывшийся рот в складки бороды. От столкновения с дружеской ладонью я пострадал больше, чем от падения на лед. Когда я очухался, двор вокруг меня был пустынен.
- С Новым годом… - голос скорее напоминал сиплый рык хищника, чем что-то человеческое. Я нервно облизал Зубы и поплелся к выходу из двора.
Выйдя на проспект, я наткнулся на приглашающую афишу очередного ночного клуба. Я грустно усмехнулся и, подавленный неизвестно чем, я побрел домой…


Лампочка на площадке опять перегорела. С тупым упрямством пощелкав выключателем, я со вздохом достал ключи и заскрипел замком. Со скрипом распахнул внешнюю дверь и наддал коленом внутреннюю. На следующем шагу я уже расшнуровывал ботинки. Скинув обувь, я побрел в комнату, кинув взгляд на зеркало. Хотя я и был к этому несколько готов к зрелищу, все равно невольно вздрогнул, увидев осунувшуюся сутулую фигуру с усталым сумасшествием в глазах. Грохнувшись на диван, я вдруг понял, что куртку-то я не снял. Сдирая с себя шарф, я пошел возвращаться, перешагивая через пятна света от фонаря на ковре. Неожиданно послышался стук в дверь. Кого тролль за ногу дернул… Потянулся к выключателю, а то ведь небось ничего… а как я в полной темноте тупика прихожей увидел свое отражение? Вздрогнув, я щелкнул свет. В некоторой растерянности я дернул внутреннюю дверь и, не заглядывая в глазок, все равно на площадке ничего не видно, хоть глаз выколи, рук не видать, откинул шпингалет замка и распахнул дверь.
-Ну?! – прохрипелось весело и под суть настроению. А вот мужик в какой-то странной куртке из-за пронесшейся возле самого носа металлической двери даже если и успел отпраздновать чуток, мигом протрезвел.
- Так я это, мужик, да я того, ненароком, я это… - Слов отступающему субъекту явно не хватало… - Перепутал я, вот!!! – с явным облегчением выдал мужичок и уже на улице протараторил:
- Ну ты это, не в обиде, с кем не бывает, сейчас вот…
Я захлопнул дверь, мне почудился ощутимый удар и еще отборный набор матов, данных выражений у него, как видно, было припасено больше. И как он забрался сюда, ни разу не грохнувшись? Пьяным и правда везет…
Идти в комнату расхотелось, настроение спряталось в дальний темный угол и насуплено дрожало неизвестно от чего. Выключив свет, хоть здесь электричество сэкономлю, я вследствие хитроумных маневров оказался на кухне.
Я оперся ладонями на грязный, заполненный крошками, подоконник и прижался к оплывшему льдом внутреннему стеклу. Мягкая вечерняя, фиолетовая тьма пробивалась наконечниками звезд и огоньками гирлянд. То и расцветали радужные цветы шутих и ракеток. Как же это не напоминало другую, черную тьму…

А я ведь помню этот мир,
И небо было в нем, и зелень,
И пики снежные вершин
Сквозь дымку искристо синели.
В этом мире кто-то жил,
Что-то любил, чему-то верил.

И этот жизненный комок,
Ранимый, искренний, веселый,
Все вокруг любил как мог,
Или, вдруг жалостью смущенный,
Слез лил девственный поток,
Над горем плача предрешенным.

Куда исчез прекрасный сад,
Где туч серебряных махины,
Из мрака неба суррогат,
Пепел, засыпавший долины,
И вместо гор везде торчат
Набок сбитые вершины…

Мягкие расплывчатые контуры жемчужных огоньков звезд висели в считанных метрах от меня. Свет ласкал щеки и глаза, пробегал случайным лучиком в душе. Сколько лет, а я до сих пор не знаю, куда же пропал тот малец… И так хочу узнать. Как завораживает небо… Почему? Там хорошо, где нас нет… Я перевел взгляд вниз, как раз туда, где мы есть. Сквозь слой льда на окне все расплывалось, виделось этакой двухцветной пеленой. Часто города сравнивают с муравейником. Вроде все идут по делу, а в общем полный хаос. Вообще-то, зрелище даже муравейник перекрывало, потому что какой идиот муравей будет зимой вывешивать светящиеся предметы и носиться как угорелый куда-то… Эх, скипидаром им там что ли намазали… Или они на запах… Тьфу, что за мысли, надоело. Надоело, все это надоело… Вы слышите, НАДОЕЛО!!! Невиновный горшок с канувшим в Лету растением разлетелся керамическим фонтанчиком. Отвечать, конечно же, было некому. Кто же его таким придумал? Нет, определенно, мне этот мир не изменить. Я с отчаянием доверил свой нагруженный позвоночник стулу. Но сколько я еще продержусь, если жить также? Полгода, месяц, а может, до рождества?! Даже во рту остался горький привкус, а я ведь еще вслух не говорю. Или говорю? Ааргх, что за день такой! Но я ведь и правда так совсем сойду с последнего ума и оставшейся памяти! Надо менять, менять, все менять… Это я сейчас только что раскачивался из стороны в сторону?! Понятно… Внизу все также копошились муравьи, которым зачем-то дали мозги, отчего все стало только бестолковее. Нет, определенно, мне этот мир не изменить. Пусть кто все это натворил, тот и исправляет. Но если ничего не буду делать, то я ведь на людей без дела кидаться буду, и если вдруг наткнусь на подобие того мужика… Брр, не надо. Я не смогу изменить мир, но тогда… Может изменить себя? Робко и несмело, как отличница на первой дискотеке, мысль крутилась возле двери еще более-менее мыслящей части мозга. Ладно, примем как хлипкую гипотезу. Ну и как же мне это сделать, с чего начать, а? Да неужели нечего менять! Десять барлогов, раздвоения личности мне еще не хватало… Я скоро настоящим кладом для психиатра стану. А что я, собственно, хотел? Все к этому и ведет…
Меня вновь потянуло к звездам. Ну надо же хотя бы номинально с кем-то разговаривать. Отражение не в счет, это даже похуже меня будет. Гх-кхм, господа гиганты и карлики. Может, мне еще театральное шоу разыграть? Тьфу, а не мысли! Итак, о чем же это я? Мда, докатился, а вроде не пил… Ну да ладно, чего уж там, не сильно отличается. Итак,..Я по-моему это уже говорил?! Да хватит же!!! Сам себя вывел из себя… Звучит-то как! Прорыв раздражения подбросил меняв вертикальное положение. Шаг, шаг, шаг, обратно, шаг, шаг, шаг… Как ни странно, помогло, мысли перестали скакать нестройными рядами. Тоже мне, сумасшедший профессор, менять себя ему, видите ли, надо… Резкий удар пяткой об пол. А хотя бы и это!

Сотни – одна, потом другая,
Взлетают к выпуклому лбу,
Десятки масок надеваю,
Свою коверкаю судьбу.

Под слоем грустных и веселых
Что-то родное берегу,
Скрываю свой главнейший промах -
Лицо найти я не могу…

Нет, я обычный человек, просто еще один неудачник, просто… оборотень?! Хех, а почему бы и нет, чем я отличаюсь… Только по ночам не бегаю, а тихо сижу на крыше… Каждый день меняются образы, маски, каждый встречающийся видит лишь одну из множества ипостасей, а я… А я мечусь, как загнанный зверь, пытаясь вспомнить, найти себя настоящего, которого вроде бы хотел сохранить, закрыть оболочкой от внешнего мира, чтобы потерять навсегда…
Резкий, гортанный, рычащий звук гулко разносится по пустым комнатам. Ироничный, наполненный болью, смех над собой… Какой же я идиот… Прочитал много чего, а остался все таким же дураком. Искал иголку на дне наполненной мутной водой раковины. Что ж, для того что бы спустить всю эту муть с себя, можно и начать новую жизнь… вернее, начать жить, ведь жизни я еще не видел. Ну и когда же начинать, в понедельник, в день рождения? Ну надо же, у меня под носом самая символичная дата, Новый год, а я еще что-то пыхаюсь. Подошел к холодильнику, значит надо… Да как же! Я ж ничего и не купил, поэтому меня ожидает веселая перспектива голодного Нового года. А что, диета с самого начала года… А что если… за окном мерцала та самая вывеска клуба, которая так привлекла мое внимание. А что если не ждать неясного завтра?
Около получаса я приводил себя к некому подобию человека. Потом оказалось, что нормальным ножниц у меня в доме нет, пришлось брать охотничий нож из нержавейки и подрезать торчащие во все стороны мокрые лохмы наугад, по-походному. Брал я по небольшой прядке и примерно отрезал на нужную длину, то есть даже на вроде бы обычное грубое подравнивание пришлось потратить довольно много времени. Мда, ну и видок… почерневшие мешки, впалые щеки, глаза с болезненной искрой, рот, искривленный в немыслимое выражение, только пены у губ не хватает… Что ж, даже в новой жизни сразу не отделаться от того, что было твоим довольно долго… Я еще раз внимательно вгляделся в отражение, пусть ему стыдно будет… Плечи резко выпрямились, голова подалась назад. Губы выпрямились, уголки поднялись, складываясь в некую готовность к легкой усмешке. Глаза успокоились на секунду, как бы просели вовнутрь так, что на зрачок падала тень, и загорелись спокойным холодным огнем. Волосы свободно рассыпались по голове. В принципе, даже зеркала не надо было, просто уже почти привычка. Ну что ж…
Протяжно рыкнул замок захлопываемой двери, вливаясь в почти неслышные шорохи шагов на лестнице.

Мороз и ночной гул сделали свое дело, мне стало намного легче. Рой сбрендивших мыслей утих, как бы замерз, как поток горной реки, покрытый зимним льдом. Я спокойно хрустел вперед, идти было недалеко, так что со всей обстоятельностью можно тихо, незаметно даже для себя гордиться своими глобальными решениями. Такие мысли не вызывали ничего, кроме усмешки. Я неторопливо завернул за угол. Да уж, я надеялся на несколько меньшее количество народу. Жизнь как всегда прятала в воротник ехидную улыбку и незаметно, но часто организовывала грандиозные обломы… Да ладно, не все так уж и плохо, больше народу, тебя меньше видно. Сначала мне не собо понравилась эта явно не новаторская мысль, но потом в голову рассеянно тукнуло: зачем тебе излишек внимания? А внимание обыкновенное можно заполучить влюбой толпе. Сейчас главное внутрь пройти.
Скромно притулившись в очереди, я вперед не лез, но других за спиной по возможности осаживал/ так что подошел за довольно нормальное время, отделавшись лишь легкими синяками из-за случайностей. Впереди оставалось человека два, сквозь пластик двери просвечивался небольшой холл. Сейчас сделаю… вдруг я понял, что не получится. Я ясно видел, что, когда подойдет моя очередь, я так и останусь стоять столбом, не в силах… просто шагнуть. Говорить-то всегда легко, представлять себе, а на деле… даже не пытаясь унять дрожащие колени, я до столбняка боюсь… боюсь, что обсмеют… боюсь, что примут за сбрендившего (хотя это не особо отличалось от истины)… да просто боюсь! Та самая боязнь, одна из составляющих чувства толпы неожиданно, резко смешалась со страхом перед неведомым, страхом менять привычное. Вот последняя живая преграда между мной и дверью двинулась в ослепительно сверкающий проем, заполненный грохочущей музыкой, а я никак не могу решиться, ни вперед, ни назад. Тонкие струйки холодного пота защипали лоб. А ведь… Неужели я ко всему своему существованию… привык?! Привык настолько, что не могу променять на шаг к свету? Во мне что-то копилось, темнело, сгущалось… ропот толпы позади превратился в отдаленный замедленный рев… Туф-туф,туф-туф, слышно сердце, вздулась височная жила… что-то натягивается, тянется, замедляется, замедляет все вокруг: тянущиеся ко мне руки, брызги чьей-то слюны, оскаленные морды… Хрустят зубы, глотка рвет неосознанное рычание. Ну уж нет, больше я так жить не собираюсь! НЕТ! И Шаг… Как будто по грудь в воде, прорываю замерший воздух, мгновенно покрываясь потом… А далека струна все тянется, тяне… Мелодичный хлопок, я вдруг почти проваливаюсь вперед, еле успев затормозить. Позади головы пролетел чей-то кулак, но я перевел взгляд на охранника. Не знаю, может, я боролся с собой не только внутренне, но проблем со входом у меня неожиданно не оказалось. Явственных. Потому что каждый шаг как отдельный подвиг. Я глянул в зеркало, и вдруг увидел то, что должно уже остаться в прошлом. Мелкие, ни о чем не говорящие водянистые глаза в легком прищуре, готовность к ухмылке, весь какой-то подобранный. Я вдруг увидел… будем говорить объективно, не гиену, но я вдруг всем телом ощутил брезгливое отвращение. Я буквально сорвал эту маску и продолжил поход, теперь уже напряженно следя за своими лицевыми мышцами. Шаг сквозь недоверие… шаг сквозь трусливость… шаг сквозь лицемерие… И каждый шаг я слышал невнятный треск, хруст, скрежет, каждый шаг я ломал все то, чем жил несколько лет…
В зал я вошел совершенно неожиданно. Как будто я раньше шел с водой в ушах, а сейчас она соизволила вылиться. Обрушившийся поток света смел оставшиеся немногочисленные силы на нет, меня повело, и я, ослепленный и оглушенный, врезался во вроде бы женский силуэт. Обрывки фраз, вырывающиеся из-под рева колонок, произносились довольно приятным голосом:
- … Прешь…?!... Да кто ты та…
Я немного адаптировался и посмотрел в глаза «собеседнице», коротко и медленно бросив свое имя. Речь визави резко затормозилась, я с удовольствием разглядывал переход выражения из рассерженного в застопоренное, а потом неожиданно расцвела гримаса смеха:
- …я! … нашел способ…
Но я уже, незаметно для себя начал заплыв...
…Капли обрушились на толстовку. Пятно приятно холодило. Мой голос проговорил покрасневшей не только от стыда девушке:
-Ничего, вместо духов шампанское подойдет. – прозвучало непринужденно… и я очнулся.
-…Осталось только десять минут старого года… - мужской голос еще вещал в призыве загадать желание, которое обязательно сбудется в новом году, только непонятно каком. Сильно напрягать фантазию организаторы не стали, просто предложили написать на предложенной бумаге свое желание и сожженный пепел выпить с шампанским в канун года. Я с некоторой ленцой обнаружил то, что где-то в радиусе 5 метров вокруг меня я общался почти с каждым человеком, причем я до сих не получал по морде, значит вечер удался… вокруг гудели, балагурили, кричали на ухо, а я… нет, я не портил впечатление кислой рожей, просто… Что же особого я сегодня сделал, что наделал? В кои-то веки лицемерие помогло мне сохранять вид, в то время как внутри… какая-то щемящая, сгибающая тоска, беспросветная апатия… Я сегодня так и не нашел тот луч, который смог бы пробить свод …
- Осталось пять минут!!!
Восторженный рев в ответ заглушил музыку. Я вдруг схватил ручку и начеркал на бумаге, поджег над свечкой и кинул в бокал. Черные хлопья покрылись слоем из пузырьков и стали казаться серыми, распадаясь в мелкую пыль.
Ор достиг апогея, отовсюду понеслись искры бенгальских огней-зажигалок, чей-то шерстяной пиджак вспыхнул на мгновение? Чтобы в новом году погаснуть, причем заметил по-моему это только я, залпом глотая содержимое бокала. И пусть моя просьба дойдет. Последний удар курантов, бенгальская палочка в руке вспыхнула яркой звездочкой на прощание и угасла…


Устал. Самая полная и объективная оценка моего состояния. Причем даже не столько физически., сколько морально. Еле двигая ногами, я топал вверх, поворачивая на площадках. Сегодня-то у ж я засну сразу, хватит вести бессонный образ жизни. Голова упрямо пыталась принять горизонтальное положение. О, вроде моя площадка. Кто тут круги нарезал? Вся площадка была в мокрых отпечатках женских ботинок. Хм, почему женских? Да просто на улице те же следы были с большей опорой на носок, да и духами тянет ощутимо. Вздохнув, я достал ключи и потянулся к замку. Обычные люди бы на площадке не топтались. Я метнул взгляд на лестницу вверх. Следы уходили, я их видел даже сквозь другие. Да мало ли кто решил в гости к верхним где-то там зайти, мне-то что? Но грызет, грызет откуда-то, я уже сомневаюсь… Щелкнул замок, передняя дверь открылась. Да какое мне дело до чужих гостей?! Я повернул голову к лестнице и отвернулся. До чужих гостей мне дела и правда нет. Шаг… Дверь резко захлопнулась.
Только эти гости мне уже не чужие. Три ступеньки за шаг, три прыжка – площадка, три прыжка – площадка. Пусть я ошибусь, но меня не будут мучить следы на бетоне… вот уже и дверь. Стоп, нечего разыгрывать штурм спецназа. Тяжело дыша, я облокотился на стену. Что я сейчас смогу там сделать, я же не психолог. Надо звонить в МЧС, сказать… Да надо реально смотреть, чем это поможет?! Если бы я в тот первый раз еще кого-нибудь увидел из этого внешнего мира, то спрыгнул… Может я ее не видел, но я не хочу для нее. Ни моей судьбы, ни ее окончания. Не стоит обрекать другого а то, что пережил сам. Пусть я не смогу… но умереть будет все лучше чем все остальное. Для меня… как же легко распоряжаться своей жизнью. Но как можно вынести груз ответственности еще и за чужую?! Ладно, будем считать, что моя все одно ничего не стоит, так хотя бы на мне лишь чужая душа. За свою отработать еще успею. Усмехнувшись, я подошел к двери. Человек на грани получает огромный выброс гормонов в кровь, и чувствует все в несколько раз лучше, хоть это и не осознает. Так что она испугается любого из этого мира. Я прикрыл глаза. Напряжение бьет по мозгам с удвоенной силой, биение жилки на виске дает свой отсчет. Ну что, где же…
Пепел легко стелется у ног, перекатывается под дуновением ветерка. Где-то впереди торчит угольно-черная выгоревшая ветка. Передо мной щит из мрака. Легонько толкаю правый край посередине, черные отростки ухватили за руку, оплелись вокруг в предвкушении… и сползли, как будто она была масляной. Чуть слышный всхлип двери и я отошел вправо, подальше от лампочки. Женская сутулая фигурка, застывшая на парапете крыши, дернулась на почти неслышный звук. Поводив пару раз глазами по крыше, она повернулась обратно, так и не заметив в тенях меня, и вновь зачарованно стала наблюдать за поверхностью земли. Я покачал головой. Не туда смотришь. Забраться так высоко и смотреть на то, откуда ушел? На таких высотах небо особенно, близко и ощутимо, притягательно существующее и нереальное. Шаг, и на снегу, кажущемся серой пылью, беззвучно впечатывается след. Шаг, и снежинка оседает на нос, щекоча ноздрю. Я подошел к ее левому плечу и отвернул голову влево, чтобы мое дыхание ее не касалось. На грани звука и беззвучия я прошептал:
- Неплохую иллюминацию устроили…
Слишком тихо и близко, чтобы быть реальным. Здесь уже не понять, женский это или мужской голос. Поэтому она приняла это как свою мысль и даже не вздрогнула. А я уже успел неслышно поставить слева от нее ящик и сесть на него. Несмотря на огромную высоту и шаткость конструкции, я неожиданно понял, что совершенно не боюсь. И сейчас я смогу сделать тот шаг… но мне это не надо.
- Сегодня даже не особо холодно… - теперь я сказал довольно обычным задумчивым голосом. Мерзнущая, отчаянно кутающаяся в куртку фигурка чуть вздрогнула и повернулась. Наполненные испугом, болью, отчаяньем глаза натолкнулись на мой взгляд. Глаза – важная часть образа, и когда часто меняешь маски, глаза получается полностью закрывать, превращать в две зеркальные пластинки, но и при необходимости ты можешь открыть их нараспашку, вывернуть все то, что внутри. И она увидела бессонные ночи, эту крышу, страшный глаз, мир и… получилось. Она застыла в нерешительности, не зная, что же делать.
- Здесь удивительные рассветы, особенно зимой…
Я подвинулся, не выпуская ее взгляд. Пару мгновений она стояла изумленной, а потом осторожно присела, стараясь не касаться меня, вдруг рассыплюсь. Я правой рукой легкими касаниями пальцев убрал нависшую над ее глазом прядь, затолкнув ее за ухо. Всхлипнув, она уткнула лицо в мое плечо, и горячие капли замерзали на морозе леденистыми дорожками…
Первый луч солнца пробил сероватую мглу, резанул по глазам, пощекотал волосы и унесся вдаль. Облака озарились оранжевым огнем, и мутный небосклон перечеркнули надвое огненной чертой. Красноватый диск солнца величественно вылезал из-за горизонта, лаская светом лица и темные окна. Я повернул голову и, уставившись в центр режущего глаз круга, тихо прошептал:
- Спасибо, я понял…
Мне еще долго придется идти, и каждый шаг будет особым испытанием, прежде чем я стану человеком… Незачем сравнивать себя со зверем, ведь человек на заре мира смог победить самых страшных из них лишь потому, что выгнал зверя из себя. Что ж, жизнь не самая простая штука, и мне не раз придется оскалить клыки, но… я буду знать, зачем.
…Я увидел, как на угольно-черной ветке вдруг начали набухать почки, овеваемые ветерком. Я все-таки сделал первый шаг. Шаг навстречу рассвету…


Последний вздох ночи чуть слышен,
Стрелы света пронзают пространство,
С каждым приходят рассветом
Обновление и постоянство.
Рассвет наполнит огнями
Разбитую вдребезги душу,
Надежда блеснет пред глазами,
Быть может, зачем-то я нужен?..


ПРИЯТНОЙ ХОДЬБЫ ВАМ...


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Декан Слизерина
Преподаватель Астрономии и Астрологии





ссылка на сообщение  Отправлено: 17.08.09 22:11. Заголовок: Бывает дешевое чтиво..


Бывает дешевое чтиво,
Бывает, что скажешь: красиво.
Бывает, расступятся строчки,
И в каждой букве и точке
Тихую музыку слышишь,
Ведь правда труднее и ближе...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 166
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация вкл, правка нет



Создай свой форум на сервисе Borda.ru
Форум находится на 54 месте в рейтинге
Текстовая версия